Сука – под сенью Всевышнего

Рав Гитик – праздничная беседа в Суке

Тень как использование (управление) солнечного света.
Сука – наблюдаемость духовных корней Бытия.
Сытость числа семь.
Четыре вида, которыми мы потрясаем мир.

Давайте посмотрим в корень слова сука. Что есть еще на иврите с тем же корнем? Напомню знаменитую историю о прапорщике, который выдавал по ведомости деньги, и последним в списке всегда числился солдат по фамилии «Итого». Реакция прапорщика? Опять этого «Итого» нет, а ему больше всех начислено. Действительно, можно с ума сойти. Я к тому, что слово сах на иврите означает итог. Сах ґа-коль – это итоговая сумма. Конечно же, это – сумма достижений. Это – итоговый праздник, он же в конце. Но здесь начинаются хитрые вещи с ивритом.

Что делает суку сукой? Конечно же, крыша. Мы же сказали, что обычная комната, находясь на последнем этаже, «лёгким движением руки» превращается в суку, если открываем люк достаточных размеров. И что ещё необходимо сделать? Навалить ветки на люк. Зачем это делать? Раз у нас идея доступа всем стихиям, то не нужны ветки. Пусть вообще не будет крыши. Почему это не так? Ґалахическое требование: тени должно быть больше, чем солнца. Подчеркнём, что не всё доступно Солнцу. Должна быть тень. О каких образах здесь идёт речь?

Мы сейчас быстренько отправимся в «Шир ґаШирим»«Песнь песней». Вспоминаем, что в самом начале там сказано? Героиня «Песни песней» говорит о себе следующее: «Не смотрите на  меня, что черна я, так как меня солнце сделало такой смуглой… Потому что стерегла я чужие виноградники, свой не уберегла» (см. «Шир ґа-Ширим, 1:6). Давайте разбираться. О чём здесь идёт речь?

С Солнцем всё просто. Что такое Солнце? Солнце – символ внешних сил, заданного раз и навсегда хода вещей. Это – символ материальности. Помните слова царя Шломо: «Нет ничего нового под солнцем» (Коґэлэт, 1:9)? Постоянство, заданность, оно появляется в том же месте. Разница между зимой и летом существует, конечно, но глазу она не доступна.

Луна – я ссылаюсь на своё десантное прошлое – постоянно меняется по форме, по месту появления. Символ обновления – это Луна, символ постоянства – Солнце. Солнце – заданная вещь, Солнце – это система. Смысл системы не может быть частью системы. Он всегда над системой. Новое – над Солнцем.

Что такое «тень»? Это уже хитрый вопрос. Героиня «Песни песней», ссылаясь на Солнце, объясняет свою черноту. Что это значит? Очень просто. «Не виноватая я». Я, вообще говоря, хочу быть хорошим, милым и приятным. Окружающий мир настолько жесток по отношению ко мне, что он меня прямо-таки очернил. А что было бы, если бы она свой виноградник стерегла? Она не была бы чёрной, там Солнце светит по-другому? А в своём винограднике был бы шалаш. Она сидела бы в тени. Это чужим наплевать на твои условия труда. А если бы было своё, тогда был бы виноградник с шалашом, была бы тень.

Здесь появляется праздник Сукотпраздник шалашей. Что такое «шалаш»? Это значит, что тени больше, чем Солнца. Что такое «тень»? Тень – это не темнота, а использование Солнца. Тень – это светло, но ровно настолько, насколько я хочу Солнца. Это – использование. Это больше, чем ограничение. Это уже управление. Это уже я решаю, сколько пустить сюда солнца. Это –  использование системы Солнца.

К чему мы сейчас подходим? Само слово тень на иврите – цель. Это тот же корень, что в слове целэм. Целэм Элоґим – это образ Всевышнего. Это – под сенью Всевышнего. Что такое «тень»? Солнце – материальные, внешние силы. Тень – это управление ими. Это – их использование. Если хотите, то это – духовность, которая возобладала над ними, подчинив их себе.

Конечно, Солнце нужно. Но насколько? Еврейский ответ: в соотношении между духом и материей, конечно, превалирует духовность. Материальность тоже нужна, но в подчиненном виде. Мы снова выходим на идею одухотворения материи.

Итак, третье измерение праздника Сукот определено. Первым у нас было свобода от земного притяжения. Второе: Облака Уважения, отсюда – желание, отсюда – близость. Третье: под сенью Всевышнего. Идея тени. Мы всё ещё не посмотрели в корень. Обычно, мы всегда начинаем именно с него. Мы уже сказали, итогосах ґа-коль – это сумма достижений, это – итог, это – последний праздник. Помните, это – радость, это – близость и это уже конец работы. Именно поэтому говорится о неевреях, которые будут приходить в Храм. И это уже видение конца дней. Это – праздник Сукот.

Что я хочу к этому добавить? Есть интереснейшая связь между Сукой и видением. У нашей прамамы Сары было ещё одно имя. Было несколько имён, но одно из них упоминается в самой Торе[1]. И мудрецы идентифицируют женщину с этим именем как Сару[2]. Знаете как ее имя? Йиска. Очень редкое имя. Корень тот же самый сах. Наши мудрецы говорят, что имя Сара означает властвующая, т. е. имеющая власть. А Йиска – это та, что усмотрит, потому что она внутри видения Всевышнего. Дело в том, что слово леґистакель на иврите означает видеть, смотреть. И мы снова видим, что корень слова сука означает видение. То есть мы со всех сторон приходим к тому же самому. В чём причина радости? В освобождение от всего того, что тянет меня вниз. Это – лёгкость, но это же и есть близость.

Мы возвращаемся обратно в суку и даем еще одну харакеристику – это число семь. Семёрка, что называется, лезет отовсюду. Во-первых, говорят только о четырех видах растения. А их на самом деле семь. Почему? Вспомним. Самое верхнее – этрог. Сколько его? Один экземпляр. После него идёт лулавпальмовая ветвь. Один экземпляр. Мирт – три ветки. Ива – две ветки. Считаем по пальчикам. Что у нас ещё семь? Семь дней длится праздник. Очень хороший пример – размеры минимального шалаша, определенные ґалахой – семь на семь[3] тфахим[4]-пядей. Чуть больше 50-ти см в ширину и длину. Впечатляет? Но что это значит? Не то, что кто-то сидит в такой маленькой суке, это просто форма сытости: шева – семь на иврите значит сытость! Понимаете, если вы говорите «сытость», то вы как бы сказали одновременно и «голод».

К чему я вас хочу подвести? Причина любой связи – это недостаток. К примеру, молитва. Почему мы молимся стоя, при этом раскачиваясь? Мы создаём максимум недостатка. Из всех положений человеческого тела: стоять – самое недостаточное. Мало того, что мы стоим, мы ещё и раскачиваемся, при этом ещё и на одной ноге. Самое неустойчивое положение. Самый большой недостаток – молитва. Потому что молитва – это желание быть связанным. Молитва – это ощущение, что каждый глоток воздуха дан тебе в подарок. Это – ощущение своей вторичности. Помните, молитва – это синоним любви, синоним счастья? Эта вторичность подразумевает соединённость. Это – принятие Дающего.

Очень интересная философская мысль. Материя, как таковая, не может иметь недостатка. Душа – тем более. Только форма может быть недостаточной. Что такое «форма»? Форма соединяет материю. Придав материальному форму, вы придали ей как бы категорию один. Какое отношение  имеет одна молекула к другой молекуле? Никакого отношения. Если вы берёте форму, то, что вы делаете? Вы соединяете всё через определенную форму. То есть присоединяете молекулы не друг к другу, а к форме. Это – молекула стола, и это – молекула стола. А стол дал веществу соединённость.

Вещество, как таковое, бесформенно, следовательно, не может иметь недостатка. Может чего-то недоставать только на уровне формы. Поймите, человеку может недоставать фаланги пальца. То есть вашей форме чего-то не хватает. Ну, извините, воротничка в форме не хватает. Если мы говорим о форме, то мы можем говорить, что в ней то-то недостаёт. Если мы говорим о веществе, то чего ему недостаёт? Что не достаёт воде? Это бессмысленно. По отношению к веществу недостаток бессмыслен.

     Недостаток – это всегда недостаток формы. Потому что задача формы – это функция числа восемь.[5] Форма создаёт отношение к цели. Понятно, что стул может быть плохим или хорошим. Дерево не может быть плохим и хорошим. Только по отношению к стулу, только по отношению к тому, как на нём сидеть. Само по себе это – молекула и это – молекула. Это просто вещество. Вещество не может быть плохим или хорошим. Не может быть недостаточным или совершенным. Совершенство, как и недостаток, это только форма, и только по отношению к назначению.

Например, у нас есть разные ткани: хлопок и бархат. Если мы из бархата будем шить халат, в котором мы будем стоять на кухне, то такая форма для этой ткани не подходит. Всё зависит от того, какую цель вы определили.

К чему мы пришли? Говорят мудрецы, что особая замечательность праздника Сукот заключается в исполнении мицвы арба миним – трясти. Соединяя четыре вида растений, мы символизируем соединённость еврейского народа, всех его частей. Зачем мы трясём? Заполняем. Шесть направлений в материальном мире, шесть направлений, в которых мы сотрясаем четыре вида в суке. Когда мы трясём в суке, то мы добавляем семь, мы добавляем смысл, мы добавляем форму. Форма уже имеет отношение к смыслу. Задача формы – проявить идею, назначение. Тем самым мы видим связь между праздником Сукот и примкнувшим к нему.

Мы подводим итог этой беседы. Что мне кажется, нам удалось сделать, так это показать невероятную связанность всего. Мы вышли на ту же идею, идею радости, откуда не посмотри в праздник Сукот. Но более того, нам удалось показать близость через замечательное свойство «семерки». Буквально, одно слово на иврите: семь и сытость. Форма ведёт к идее. В чем совершенство формы? Идея видна.

Задумал однажды Микеланджело изобразить смерть. Что он сделал после этого? Он подумал о форме. Сначала – идея, потом – форма – «Умирающий пленник». Самое последнее – это материал, каррарский мрамор. Это всё на уровне замысла. На уровне исполнения – всё наоборот. Он нашёл хорошую глыбу мрамора. Отсёк от неё всё мешающее и проявил эту скульптуру умирающего раба. И поскольку он был гением, то те, кто видели эту скульптуру, говорят, что ты стоишь лицом к лицу к смерти. Совершенство формы реализует идею. Если форма совершенна, ты видишь не форму, а идею. Недостаток может быть только у формы. На уровне «шесть» не может быть недостатка.

Если вы говорите о сытости, то вы подразумеваете, что был голод. Поймите, недостаток к форме может иметь отношение, так как форма может быть и сытой, и голодной. Материал не может быть сытым и голодным. Сытость имеет отношение только к форме, как и голод. Следовательно, форма может быть как совершенной, так и несовершенной. Вещество не может быть совершенным или несовершенным. Материал не может быть совершенным или несовершенным, а только относительно формы. Если у меня цель – молоток, то я не буду его делать из фарфора. Почему этот материал будет недостаточным? Это не он недостаточен, а это цель определяет форму, которая определяет материал. Сам по себе материал неопределим. Он бесформен, а, следовательно, не имеет недостатков. Только относительно формы, которая может быть недостаточной относительно цели.

Это не дебри философии. Никогда Тора не говорит о голой философии. Мы всегда говорим о том, что есть и нужно «здесь, сегодня и сейчас». Совершенство формы убирает форму. Когда вы смотрите на совершенную картину, вы видите не картину, не форму, а саму идею. Это не недостаток формы, а совершенство – её просто уже нет.

Есть замечательное правило, в соответствии с которым дорога не противоречит городу, но город противоречит дороге. Галут не противоречит Геуле. Это Геула противоречит Галуту. Мы будем говорить об этом в теме «Йосеф и его братья»[6]. Помните, как остро реагировали братья на желание Йосефа царствовать? Там это будет звучать в полной мере. Материал не имеет никакого отношения к недостатку. Только замысел и несоответствие ему придают недостаточность форме. И наоборот, полнота формы уже реализует замысел. Когда вы видите прекрасную картину, то вы не видите красок, не видите рамок, вы видите суть.

 

[1] Бе-рейшит, 11:29: «И взял Аврам и Нахор жен себе. Имя жены Аврама Сарай, а имя жены Нахора Милька, дочь Ґарана, отца Мильки и отца Йиски».
כט וַיִּקַּח אַבְרָם וְנָחוֹר לָהֶם נָשִׁים  שֵׁם אֵשֶׁת-אַבְרָם שָׂרָי וְשֵׁם אֵשֶׁת-נָחוֹר מִלְכָּה בַּת-הָרָן אֲבִי-מִלְכָּה וַאֲבִי יִסְכָּה

[2] Талмуд Бавли, Масехет «Мегила», 14 а: «… И сказал раби Ицхак: “Йиска – это Сара”. И почему называется ее имя Йиска? Потому что она обладала руах  кодеш,  как  сказано (Бе-рейшит, 21): “Все, что скажет тебе Сара, слушайся ее голоса”. А также сказано: “Йиска – итог”».
דכתיב (בראשית יא) אבי מלכה ואבי יסכה ואמר ר’ יצחק יסכה זו שרה ולמה נקרא שמה יסכה שסכתה ברוח הקדש שנאמר (בראשית כא) כל אשר תאמר אליך שרה שמע בקולה ד”א יסכה שהכל סוכין

[3] «Кицур Шульхан Арух», симан 134-6: «…имеет минимальный размер Суки, то есть семь тефахов на семь тефахов в квадрате…»
… שיעור סוכה, דהיינו לכל הפחות ז’ טפחים על ז’ טפחים במרובע…

[4] Тефах – по мнению Хазон Иш = 9.62 см, по мнению Рах Наэ = 8 см.

[5] Подробнее о  числе восемь – в главе «Ханука».

[6] См. Учеба. Второй год. Часть вторая «Сюжеты Бытия», глава шестая, стр. 122-139.

Оставить комментарий

Ваш имейл не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*

Вы человек?